Постмодернисткий психоанализ или «новые теории» в психоанализе

Психоанализ ПостмодернизмПостмодернизм представляет собой интеллектуальное течение в философии, искусстве и других областях, которое, выражает основные тенденции современной культуры. На сегодняшний день нет ни одной интеллектуальной области, на которую не повлиял бы постмодернизм.

Ключевые вопросы эпохи находят свое отражение в появляющихся новых теориях. В каждой новой психоаналитической теории обязательно присутствуют отголоски уже известных теорий.

Я использовала в названии термин «постмодернисткий психоанализ» в очень общем смысле, для того, чтобы охарактеризовать современное направление в психоанализе, получающее быстрое развитие в наше время.  Разумеется, термин «постмодернизм» очень многогранный, емкий и имеет различные значения: исторические, эстетические, литературные, политические, и философские. Для моих целей здесь, в постмодернизме важно то, что он оказал наибольшее влияние на подрыв любых требований определенности знания или ценностей, своей установкой на антифундаментализм.

Под постмодернистким психоанализом здесь понимается постклассические теоретические школы в психоанализе, которые разделяют принципы реляционной модели психоанализа.

Например: Теория интерсубъективных систем, разработанная Робертом Столороу, Донной Орандж, Джорджем Атвудом, Теория мотивационных систем, разработанная Джозефом Лихтенбергом, Фрэнком Лачманном и Джеймосом Фосседжем, реляционный психоанализ Стивена Митчела и Льюиса Арона, концепции отдельных авторов: Джессики Бенджамен, Ирвина Хоффмана, Биатрис Биб, Марсии Кавелл, Луиса Сандера, Дэниела Стерна и др..

Такое объединение разнообразных направлений и школ возможно лишь с позиции противостояния классической модели психоанализа. Многоликость современного психоанализа с множественными интерпретациями особенностей психоаналитического процесса можно рассматривать как следствие влияние постмодернизма.

В поле психоанализа с середины 20 века отмечается не только рост различных направлений, но и рост всевозможных трактовок уже имеющихся явлений, возникающих в психоаналитическом процессе. Иногда сам язык новой теории становится источником нового знания об уже известном явлении. 

Постмодернизм не имеет единого теоретического корпуса, который бы его систематизировал. Можно сказать, что постмодернизм – это междисциплинарное движение, переосмысляющее большинство западных философских традиций. В результате постмодернистские учения оказываются противопоставляющимися реализму, фундаментализму, эссенциализму, нейтральности и идеалу полновластия разума.

В постмодернистком психоанализе эти тенденции постмодернизма отражаются в отходе от базовых идей классического психоанализа, в попытках создания интегративных подходов, при этом, существуют некоторые общие, разделяемые всеми принципы, но создание единого теоретического корпуса невозможно, ввиду многообразия теоретических концепций и их разнообразных интерпретаций.

В основу посмодернисткого мировоззрения легла философия мыслитей-постструктуралистов, согласно которой объективное познание невозможно, критериев достоверности нет. Идеалы модерна, его авторитеты и святыни обличаются в их внутренней иррациональности, беспочвенности и разрушительности.

Если вкратце, постмодернизм утверждает, что события происходят в физическом мире, а люди приписывают   этим событиям смысл. В этой парадигме нет  «объективного смысла», как нет и «объективного объяснения».

В Постмодернизме истина, понимается как слово, как текст, а текст рассматривается не как  отображение реальности, а как создание множества новых реальностей. Согласно постмодернизму, любая история — это история создания и интерпретации текста.

Вкладом постмодернизма является мысль о том, что все  конструирования реальности — это просто конструкции. В современном психоанализе теории часто тоже рассматриваются как просто одно из многочисленных конструирований реальности.

В последние несколько десятилетий получила распространение такая практика – психоаналитик, принадлежащий к какой-либо психоаналитической школе или направлению, излагает клинический материал из своей практики, с этим материалом предлагают ознакомиться психоаналитикам из других психоаналитических школ и написать свои комментарии. Некоторые аналитики, не прибегая к помощи коллег, сами пытаются прокомментировать клинический материал с разных позиций. Это  один из многих примеров вне клинического проявления постмодернистского психоанализа. Жесткое отстаивание своих теоретических концепций постепенно уходит в прошлое. Сейчас, когда любое мнение имеет право на жизнь и не претендует на статус истинного знания, стал возможен открытый диалог между представителями разных школ.

Психоанализ эпохи модерна был призван остановить хаос и структурировать его, психоанализ эпохи посмодерна призван поддержать хаос, как процесс. В этом смысле психоанализ эпохи постмодерна постулируется как философия или искусство, а психоанализ эпохи модерна как наука. Ведь науку можно рассматривать как средство совладания с тревогой,  вызванной хаосом, а философия и искусство релевантны способу поддержки хаотичного процесса. И философия и искусство поддерживают и сохраняют процесс с его бесконечными изменениями структуры. Наука изучает процесс, останавливая его (чтобы представить в виде структуры), создавая факты, философия – размышляет над процессом, создавая концепты, искусство отражает процесс посредством ощущений и переживаний.

В постмодернистском психоанализе пересматривается такая категория, как смысл. Если классический психоанализ с его причинно-следственными связями, был призван устранять тревогу, возникающую  из-за неопределенности, которая затапливала человеческую психику в период интенсивного роста психологических знаний, то постмодернистский психоанализ, рассматривая жизнь, как процесс, концентрируя свое внимание на «здесь и теперь», отказывается от поиска смысла. Жизнь в целом – процесс, не имеющий необходимости в поиске смысла. Постмодернистский психоанализ занимается не поиском смысла, а его созданием и воссозданием. Постмодернистский психоанализ, таким образом, не избавляет от тревоги, вызванной неопределенностью, но способствует тому, чтобы человек научился жить в поле постоянной изменчивости и неопределенности, допуская определенную степень тревоги, не разрушающую психику.

Одной из важных особенностей постмодернистского психоанализа заключается в том, что основной акцент ставится на самом процессе анализа, на самом взаимодействии двух субъективностей (психоаналитика и пациента), достижения и успехи в анализе рассматриваются как побочный продукт терапевтического процесса. Все, что возникает в процессе этого взаимодействия, может быть реализовано, возникающий чувственный опыт ассимилируется во внутренний мир обоих участников процесса.

Притягательность постмодернизма  в психоанализе повсеместна, поскольку он объясняет до сих пор непризнанную важность того, что аналитик также получает опыт в процессе аналитической встречи, он уже не рассматривается как знающий объективную истину о причинах страдания пациента. Каждая психоаналитическая пара создает свой уникальный узор психоаналитических отношений в зависимости от контекста. Постепенно уходят в прошлое  стереотипные техники, которые применялись ко всем ситуациям вне зависимости от исторических обстоятельств, культуры, гендера и т.д. Постулируется мнение, что то, что хорошо для одного человека – может быть плохо для другого, и что каждый человек имеет право определить, что для него лучше.

Столороу об этом пишет (Stolorow (1998)): «У аналитика нет особого доступа» к сознанию человека или тому, что по-настоящему обнаруживается между аналитиком и анализандом, ибо «объективная реальность непостигаема психоаналитическим методом».

Точка зрения, что сердцевиной изменений клиента являются терапевтические отношения, заполучила много сторонников, особенно в США, где вокруг этой предпосылки развилась целая школа психоаналитической мысли и практики – реляционное направление в психоанализе.

В психоаналитической литературе существует некоторая размытость определений. Из анализа современной психоаналитической литературы следует, что в большинстве работ, написанных европейскими психоаналитиками, интерсубъективный подход включает в себя теории, признающие значимость интерсубъективности в психоаналитических отношениях. Часто можно обнаружить, что многие психоаналитики относят к числу интерсубъективистов сторонников реляционного психоанализа и наоборот, сторонников реляционного психоанализа причисляют к сторонникам интерсубъективного подхода.  «Интерсубъективный подход» в психоанализе  таким образом звучит как синонимичное понятие «реляционному направлению». Следует отметить, что интерсубъективный подход зачастую ассоциирован с интерсубъективной теорией систем, разработанной Столороу с соавторами, а реляционное направление ассоциировано с реляционным психоанализом, разработанным С. Митчеллом, однако и интерсубъективная теория систем и реляционный психоанализ, это лишь теории, включенные в более широкое поле интерсубъективного подхода или реляционного направления в психоанализе.

Такая путаница в определениях, которая существует чаще всего в европейской психоаналитической литературе, объяснима, если приять во внимание тот факт, что реляционное направление в психоанализе и интерсубъетивный подход – это американское явление. Реляционные тенденции не так преобладают в других частях мира. Итак, с позиции некоторых европейских психоаналитиков принято объединять сторонников интерсубъективной теории систем, стоторонников реляционного психоанализа и многих психоаналитиков-теоретиков, дружественных реляционным концепциям, под одним флагом, называемым часто либо интерсубъективным подходом в психоанализе, либо реляционным направлением в психоанализе. Однако современные представители этих направлений зачастую критически относятся к такому объединению, предпочитая все-таки причислять себя либо к интерсубъективистам, либо к реляционистам. В одном из ранних изданий Psychoanalytic Dialogues Митчелл (Mitchell (1992)) утверждал, что, поскольку битва с ортодоксальным психоанализом была, в основном, выиграна, «теперь подробно излагать недостатки классической модели не так интересно, как исследовать тонкие, но достаточно важные различия между постклассическими направлениями».

Реляционное направление в психоанализе имеет различные притоки - интерперсональный психоанализ Салливана, теория объектных отношений, психология самости, теория интерсубъективных систем, реляционный психоанализ Митчелла, эмпирические исследования младенцев, а также элементы современной фрейдистской и кляйнианской версии психоанализа. Строго  говоря, реляционное направление в психоанализе не является организованной теоретической системой, его нужно рассматривать как движение – особую группу теоретических подходов к личности и клинической практике. Взгляды сторонников этого движения составляют довольно пестрый спектр, но в одном они едины: 

 – психическая структура, по крайней мере, те аспекты психической структуры, которые являются доступными для психотерапевтического вмешательства, вытекают из отношений индивида с другими людьми.